Китайский Стив Джобс: сможет ли Xiaomi опередить Apple

За четыре года миллиардер Лэй Цзюнь создал одну из самых успешных в мире компаний — производителей смартфонов. Его планы амбициозны – опередить на рынке Apple и Samsung. И сегодня, как пишет Forbes, они уже не кажутся фантастическими.


Когда Xiaomi еще считалась стартапом, ее гендиректор Лэй Цзюнь гордился тем, что трудится усерднее конкурентов. Для него было нормой работать по 100 часов в неделю. Изменилось ли что‑то сейчас, когда фирма стала одной из самых дорогостоящих частных компаний – производителей смартфонов? Ничуть. Его рабочая неделя все так же длится 100 часов. Если Лэй чувствует хоть малейшую угрозу для своего бизнеса, он не сбавляет темп. «Мне никто бы не поверил, если бы четыре года назад я сказал, что добьюсь такого успеха», – уверен бизнесмен. Под успехом 45‑летний гендиректор подразумевает молниеносную атаку на самом большом в мире рынке смартфонов – китайском. До 2010‑го компании просто не существовало. Сегодня телефоны Mi продаются в Китае лучше, чем другие бренды. Ежегодно покупатели во всем мире приобретают 1,5 млрд смартфонов, а на азиатский рынок приходится более половины от этого объема. Поэтому неудивительно, что Xiaomi вошла в тройку крупнейших мировых производителей смартфонов, уступив только Samsung и Apple. Лэя прозвали китайским Стивом Джобсом, и на то есть серьезная причина. Цзюнь перенял у легендарного гендиректора Apple массу повадок: от манеры вести себя на сцене во время презентаций до привычки одеваться в джинсы и черные футболки. Да и телефоны Mi внешне так сильно напоминают продукты Apple, что главный дизайнер Apple Джони Айв открыто обвиняет Xiaomi в краже идей. Но в Китае Лэй, обладатель со­стояния в $9,9 млрд, прослыл уникальным человеком, легендой бизнеса. Мы сидим за столом для совещаний на 15‑м этаже в офисе, который Xiaomi арендует в высокотехнологичном квартале на западе Пекина. Когда Цзюнь заговаривает о миссии компании, в его голосе начинают звучать патетические нотки: «Моя цель – превратить Xiaomi в национальный китайский бренд, повлиять на всю промышленность страны и принести пользу всем жителям планеты». Секрет успеха Xiaomi прост: предлагать китайцам дешевые и функциональные Android‑смартфоны. В прошлом году компания продала 60 млн телефонов, удвоив результат по сравнению с 2013‑м. Уже в первой половине 2014‑го выручка достигла $5,5 млрд и превысила итоговые показатели за весь 2013‑й (чистая прибыль в позапрошлом году достигала $566 млн). Завоевать китайский рынок Xiaomi помогла короткая сбытовая цепочка: весь товар продается через интернет напрямую потребителю. Компания не заказывает крупные партии загодя, а размещает заказы на производство телефонов на протяжении всего года. Так ей удается сэкономить на компонентах, стоимость которых постоянно снижается.


Десятки идей по совершенствованию своих продуктов Xiaomi черпает у покупателей, общаясь с ними на сервисах микроблогов вроде Weibo. В китайских соцсетях у Лэя миллионы подписчиков. Он часами просиживает в принадлежащем Xiaomi чате MiTalk – обменивается с клиентами мнениями и изучает их отклики. Этим он, кстати, отличается от Джобса, который к соцсетям относился прохладно. Ажиотаж вокруг смартфонов Mi подогревают быстрые распродажи. Когда осенью 2011‑го Xiaomi анонсировала свой первый смартфон, пользователи за 34 часа разместили на него 300 000 предварительных заказов. В прошлом году компания продала 100 000 новых моделей за 90 секунд. А 11 ноября 2014‑го, во время промоакции на сайте Alibaba.com ко Дню холостяка, фирма поставила мировой рекорд. За сутки пользователи раскупили свыше миллиона ее смартфонов. Опробованная в Китае сбытовая формула работает везде. В ноябре прошлого года Xiaomi за 40 секунд продала 10 000 телефонов в Индонезии. Цзюнь считает эту страну одним из перспективных рынков наряду с Гонконгом, Индией, Малайзией, Сингапуром и Тайванем. На рынок США компания собирается выходить не раньше чем через три года: дел пока невпроворот и в Китае, утверждает бизнесмен. Сейчас в Xiaomi работают 7500 сотрудников. Чтобы воплотить в жизнь глобальные планы, компания активно нанимает специалистов. В прошлом году в нее перешел бывший вице‑президент Google Хьюго Барра, который отвечал за большинство продуктов на платформе Android, выпускавшихся интернет‑гигантом. В Xiaomi Барра курирует все рынки, кроме китайского. Но главенство Лэя никто не оспаривает. На англоязычном сайте компании он единственный указан как основатель. Еще семь человек, включая другого выходца из Google – президента Xiaomi Бинь Линя, числятся соучредителями. Как далеко может пойти Xiaomi? Пока компания коллекционирует победы, амбиции Лэя растут. Xiaomi – до сих пор частная компания. После раунда инвестирования, проведенного в 2013‑м с участием российского миллиардера Юрия Мильнера, ее оценили в $10 млрд. Поговаривают, что Xiaomi продолжает привлекать дополнительные средства, и ее оценка возросла до $40 млрд. Но пока о новых инвестициях не объявлено официально, Forbes придерживается нынешней оценки в $25 млрд. Цзюнь знает, что и $40 млрд не потолок. В ноябре 2014‑го, выступая на отраслевой конференции в Китае, Лэй сообщил, что его цель – через 5–10 лет сделать Xiaomi лидером рынка смартфонов. Если бы компания вышла на IPO, ее капитализация могла бы подняться до заветных $100 млрд. Но в ближайшие пять лет Цзюнь, по его словам, выводить Xiaomi на биржу не планирует. «Главное – сосредоточенность, сосредоточенность и еще раз сосредоточенность. Проведи я IPO сегодня – и все моментально разбогатеют, бросятся продавать акции, покупать дома и автомобили, эмигрировать. И как тогда управлять компанией?» Как и другие китайские IT‑миллиардеры, например Робин Ли или Джек Ма, Цзюнь провел молодость безвестным технарем. Успех пришел, когда ему перевалило за 40. Лэй окончил факультет информатики в университете города Ухань. Первые карьерные шаги делал в китайской софтверной компании Kingsoft: начал работать здесь в 1992 году, а через шесть лет возглавил ее. Тогда же стал инвестировать в китайские стартапы. Первый крупный успех пришел к нему в 2004‑м – Лэй продал интернет‑магазин Joyo.com гиганту онлайн‑торговли Amazon за $75 млн. В 2007‑м, после выхода Kingsoft на биржу, Цзюнь ушел из компании и продолжил вкладывать в стартапы. Инвестиции были удачными, и он стал миллиардером еще до основания Xiaomi. В частности, Лэй купил долю в компании, разработавшей популярный мобильный браузер UCWeb и позже проданной Alibaba. Другим крупным вложением стал видеосервис YY.com, в 2012‑м вышедший на нью‑йоркскую биржу.

Xiaomi появилась в 2010‑м, когда Google закрыла поисковый сайт Google.cn в ответ на ужесточение Китаем цензуры. Цзюнь, который тогда председательствовал в совете директоров UCWeb, познакомился с Линем. Тот руководил подразделением Google, продвигавшим бесплатную платформу Android среди китайских производителей. В то время в мире смартфонов доминировала Apple, но Цзюнь осознал, что у Android большое будущее. Бизнесмены решили, что создадут Xiaomi и адаптируют эту платформу для китайских пользователей. Вдвоем они потратили несколько месяцев на то, чтобы придумать для компании бизнес‑модель. Лэй изучал опыт Walmart и Costco. Ему хотелось выяснить, как сэкономить на оптовых продажах и тем самым сделать смартфоны дешевле для пользователей. В сентябре 2011‑го стартовала быстрая распродажа первого телефона Xiaomi – Mi1. На телевизионную и печатную рекламу Цзюнь не потратил ни гроша. Он подогревал интерес к продукту у своих знакомых из китайской технологической элиты и подписчиков соцсетей. К тому времени их у Лэя уже было немало. В июне 2012‑го, перед выпуском смартфона Mi2, Xiaomi провела раунд привлечения инвестиций в размере $216 млн. После него компанию оценили в $4 млрд. До этого у фирмы было еще несколько раундов, принесших $120 млн. Среди инвесторов числились Morningside Group, Qiming Ventures, IDG и Temasek. Цзюнь сохранил за собой самую крупную долю в компании – более 30%. Последние два года Xiaomi усиливала давление на Samsung и Apple. Она устанавливала на свои телефоны цены, вдвое ниже, чем у конкурентов, и зарабатывала (пусть и немного) на приложениях, сервисах и аксессуарах. «Лэй Цзюнь стоит в одном ряду с великими руководителями интернет‑эпохи, – утверждает Гэри Ришел, управляющий партнер венчурного фонда Qiming. – На IT‑рынке только Apple с ее магазинами смогла организовать прямые продажи потребителям в таких масштабах. А Xiaomi обошлась даже без магазинов». Для того чтобы смелые планы Цзюня осуществились и Xiaomi оценили в $100 млрд, компании нужно стать успешной за пределами Китая. А это непросто: уж слишком много поставщиков дешевых смартфонов появилось на рынке в последнее время. Возможны и юридические проблемы, связанные с используемыми компанией технологиями. Недавно Xiaomi попыталась выйти на индийский рынок смартфонов, который вскоре может стать вторым по величине в мире. И тут же столкнулась с преградами. В июле прошлого года фирма заключила сделку с Flipkart, индийским аналогом Amazon. В ходе быстрых распродаж индийские пользователи купили свыше 500 000 телефонов. Но в декабре 2014‑го шведский производитель Ericsson через суд добился запрета на продажи устройств Mi. В иске было указано, что Xiaomi нарушает патенты Ericsson на технологии мобильной передачи данных 3G и EDGE. Стороны заключили временное соглашение. По его условиям, за каждый телефон, проданный в Индии, Xiaomi будет перечислять Ericsson $1,57.

Дешево и агрессивно

В планах Лэя – сделать Xiaomi поставщиком не только смартфонов, но и другой электроники. В ноябре 2014‑го компания начала предлагать 49‑дюймовый телевизор Mi с возможностью подключения к интернету. Только за первый день было продано 37 000 устройств. Кроме того, Цзюня впечатлил тот факт, что в прошлом году Google не пожалела $3,2 млрд за производителя умных термостатов Nest Labs.


«Xiaomi станет важным игроком на рынке бытовой электроники», – заявляет он и с помощью смартфона запускает на телевизоре Mi отрывок видеозаписи нашего разговора. В ноябре Xiaomi и дружественная ей инвестиционная компания Shunwei решили пополнить портфель сервисов и приложений. Они заплатили $300 млн за долю в видеосервисе iQiyi, дочернем предприятии китайского гиганта интернет‑поиска Baidu. Так Xiaomi приоткрыла себе дверь в мир мобильных развлечений. На контент компания выделила из бюджета $1 млрд. Руководителем этого направления назначили главного редактора одного из самых популярных в Китае новостных сайтов Чэнь Туна. Чтобы усилить доступ к контенту, Xiaomi выкупила долю в китайском видеопортале Youku Todou. А в декабре прошлого года Xiaomi, Shunwei и другие китайские инвесторы влили $40 млн в американского производителя фитнес‑трекеров Misfit. Цзюнь встает из‑за стола, давая понять, что интервью подошло к концу. 100‑часовая рабочая неделя продолжается, хотя дома бизнесмена ждут жена и двое детей. «Управлять Xiaomi – это как заниматься триатлоном, – поясняет его друг, гендиректор поисковой системы Baidu миллиардер Робин Ли. – Нужно разбираться в оборудовании, программном обеспечении и интернете. Лэй прекрасно знаком со всеми этими составляющими». «Мы молодая компания, и наши позиции уязвимы», – признается Цзюнь. Но рынок смартфонов огромен, он только и ждет выгодных сделок.

Нет комментариев Добавить комментарий